За состязаниями фигуристов на Олимпиаде в Пхенчхане следил весь мир — с тем же волнением, что и четверть века назад. Американский фильм «Тоня против всех» и российская лента «Лед» практически в одно и то же время появились в прокате. И обе эти кинематографические работы показывают мир фигурного катания со всей его подноготной. Словом, фигурное катание снова в топе.

Во время соревнований и ледовых шоу мы видим на льду грациозных спортсменов и захватывающее катание под чудесную музыку. А вот чего не видим, так это изнурительного ежедневных усилий, который приходится прикладывать танцорам на льду практически с раннего детства. Зритель не подозревает, да и не должен подозревать, с какими трудностями и проблемами приходится справляться спортсменам, чтобы потом публика могла восторгаться их номерами.

IT-технологии приведут к медалям

Многие десятилетия методика подготовки к соревнованиям практически не менялась: главное — труд и еще раз труд. Но теперь в подготовке к блестящему выступлению на льду участвуют высокие технологии. В чем именно они могут помочь фигуристам? Прежде всего, это сбор и анализ информации: состояние организма спортсмена, техника выполнения отдельных элементов, прогнозы спада и пика его ресурсов, оптимизация нагрузок во время тренировок. Кажется, от этого зависит не так уж много, но это только на первый взгляд.

Чемпион изнутри

Организм человека похож на таинственный черный ящик. Что с ним ни делай, никогда заранее нельзя быть уверенным в том, что получится. Это хорошо знают, например, те, кто пытался худеть на модных протестированных диетах и в результате только прибавлял в весе.

Все потому, что одно и то же воздействие на два разных организма может привести к двум принципиально разным результатам. При этом давно известно, что результаты эти будут более предсказуемы, если, например, фиксировать все изменения в организме конкретного спортсмена во время тренировочного процесса. Правда, во времена фигуриста — чемпиона 1896 года Гилберта Фукса сделать это было никак невозможно, а в эпоху Катарины Витт стало теоретически возможным, но пришлось бы опутать спортсмена проводами. Так что работа фигуриста и тренера требовала не только труда, но также интуитивных догадок и гениальных прозрений.

Сегодня спортсмены олимпийского уровня больше полагаются на точный расчет. Представьте программу, которая собирает все сведения о событиях, происходящих внутри организма во время отдыха и тренировки фигуриста. Она обрабатывает информацию и на ее основе рассчитывает прогнозы: как в какой ситуации поведут себя сердце, легкие, мышцы конкретного организма.

Схема работы со спортсменами выглядит так. К телу спортсмена крепятся чипы, которые собирают информацию как во время соревнований, так и во время тренировок. Данные передаются в аналитический центр, из которого потом приходит полный анализ состояния организма: от изменений пульса до состава крови. На основе анализа выстраиваются рекомендации, которые используют потом спортсмен, его тренер и спортивный врач для достижения лучшего результата.

Тренировочные центры, оснащенные такими технологиями, уже есть в Германии, США, Норвегии, Испании и других странах.

Центр управления прыжком

Сложность чемпионского выступления и требования к нему с каждым годом все выше. В борьбе за медали приходится брать такие высоты, которые 15 лет назад выглядели недостижимыми. Например, в парном катании сейчас можно победить, только выполнив четверные выбросы и подкрутки. Женщины-одиночницы не попадают на пьедестал почета без тройных акселей и прыжков в четыре оборота.

Задавались ли вы вопросом, почему раньше тройной прыжок был сенсацией, а теперь сразу все фигуристы-чемпионы оказались способны выполнять прыжки в четыре оборота? Ведь физически люди за пару десятилетий не слишком изменились. Как же стало возможно то, что не было возможно раньше? Немалая часть заслуг в этом принадлежит высокотехнологичным системам подготовки.

Современные тренировочные катки оснащены датчиками скорости и другим оборудованием, фиксирующим и количество километров, которое проехал спортсмен за время тренировки, и скорость вращения в воздухе. Более того, когда сложный элемент не слишком гладко получается, IT-технологии способны подсказать, какие именно мышцы спортсмена нуждаются в дополнительной проработке.

IT-технологии приведут к медалям

Рассчитать высоту и направление прыжка, отработать точность движения фигуристам помогает работа в зале видеоанализа, оборудованном тензоплатформой, на которую приземляются спортсмены после прыжка или выброса. Это устройство фиксирует и усилие, которое прикладывает фигурист, и его «траекторию полета».

Чтобы довести правильное движение до автоматизма и зафиксировать его в мышечной памяти, используют инфракрасные датчики. Их устанавливают на тело спортсмена, и они отражают инфракрасные лучи от камер в зале. Информация с датчиков обрабатывается специальной программой, которая строит на основании этих данных объемную модель тела спортсмена в движении.

Сложность чемпионского уровня выступлений такова, что сегодняшних героев Пхенчхана-2018 часто сравнивают с роботами. Ценители танцев на льду как искусства сожалеют о том, что в фигурном катании остается все меньше творчества. И на фоне технически сенсационных выступлений Алины Загитовой и Юдзуру Ханю не остается шансов на победу у таких невероятно артистичных спортсменов, как, например, Адам Риппон.

Впрочем, сам Риппон не стал сокрушаться об этом, а обратился к ученым из университета Далавэра. С американским фигуристом работали профессор Джим Ричардс, эксперт в создании спортивных симуляторов Том Кеппл и их команда.

IT-технологии приведут к медалям

Адаму Риппону пришлось надеть специальный костюм с металлическими датчиками и выйти на лабораторную ледовую арену, по периметру которой были установлены высокоскоростные камеры. В остальном — знакомая американскому спортсмену работа: разбежка и тройной лутц. Изображение тут же переводится на мониторе в 3D. Затем исследователи поменяли параметры и создали на соседнем мониторе новую модель — с другим положением плеч и локтей — и запустили ее в виртуальный прыжок. Лутц, выполненный «улучшенной копией» Риппона, берется за образец, и фигуристу остается только повторять за ней.

«Ребята из лаборатории показали моего компьютерного клона, а рядом — того же клона, но с правильными локтями», — резюмировал фигурист.

Это звучало не слишком сенсационно, однако техника прыжков Риппона действительно резко улучшилась. Через полгода фигурист снова приехал в университет Далавэра и вновь исполнил тройной лутц на лабораторной арене. Результат заставил Риппона замереть от изумления: теперь его компьютерный клон двигался так же, как и улучшенная копия! Через неделю после второго визита спортсмен впервые выполнил лутц в четыре оборота.

Осторожно, детская тренировка

В фигурное катание приходят рано, примерно в четырехлетнем возрасте. Чтобы любить этот вид спорта и с удовольствием ходить зимой на каток по выходным, детям достаточно делать то же самое, что и 50 или даже 100 лет назад: учиться стоять на коньках, разучивать шаги и элементы, повторять пройденное снова и снова. Но сегодня этого уже недостаточно, чтобы выигрывать соревнования.

В работе с детьми-спортсменами есть дополнительная сложность: отсутствие гарантий, что юный фигурист захочет провести и взрослую жизнь в битве за медали. А без таких гарантий мало кто захочет вкладываться в дорогостоящее оборудование.

Сейчас тренеры в погоне за результатами постоянно увеличивают количество часов, проведенных на льду, не слишком заботясь о необходимой подготовке опорно-двигательного аппарата ребенка к нагрузкам.

Радуясь победам фигуристов, мы редко задумываемся о том, сколько спортсменов не дошли до взрослых соревнований и потеряли здоровье из-за тяжелых травм, полученных еще в детстве, из-за серьезных перегрузок неокрепшего организма. Перегрузки психологические тоже нередко становятся причиной того, что юные спортсмены, подававшие большие надежды, что называется, сходят с дистанции.

Однако, когда в дело вступают IT-достижения, все меняется. Уже существуют технологии, которые позволяют сконструировать результат и рассчитать к нему оптимальный путь. Таким образом, пока ребенок растет, его тело формируется уже с учетом будущих нагрузок.

Знаменитый российский тренер Алексей Мишин — наставник таких знаменитых спортсменов, как Алексей Урманов, Алексей Ягудин, Евгений Плющенко, Артур Гачинский, Елизавета Туктамышева. Мишин — один из самых активных сторонников высокотехнологичных тренировок. Он утверждает, что фигурное катание требует от спортсмена невероятно высокой координации. Фигуристам приходится принимать позу и совершать движения, которые совершенно не характерны для человеческого тела — например, быстрые вращения вокруг продольной оси, выбросы и прыжки с приземлением на одну ногу. То есть природой не предусмотрены ресурсы для выполнения таких элементов. Поэтому, по мнению Алексея Мишина, для подготовки современных чемпионов требуются технологии, схожие с теми, которые готовят космонавтов к звездным стартам, перегрузкам и работе в невесомости.

«Посмотрите: фигурист, как и космонавт, преодолевает земное притяжение, парит над поверхностью льда. Перегрузки на льду практически такие же, как в космонавтике. Достаточно взглянуть на фотографии летчика, выводящего самолет из пике, и фигуриста, совершающего прыжок в 4 оборота, — их лица искажены одинаково… Поэтому сейчас мы работаем вместе с космической медициной»,— рассказывает тренер.

Итак, похоже, что в ближайшие годы с помощью новых технологий полностью изменится система тренировок фигуристов — как для детских клубов, так и для профессиональных спортсменов. И есть серьезные основания надеяться, что результат этих перемен будет стопроцентным. А значит, мы увидим поколение счастливых и здоровых чемпионов.

Более того: кто-то победит на Олимпиаде, кто-то получит возможность стать тренером, а остальные сохранят здоровье, оптимизм и силы для того, чтобы посвятить жизнь чему-то еще.